Я уже не чувствовала рук, тяжело дышала, не раз приложилась головой об окружающие лестницу железные конструкции, карабин на поясе жутко мешал, цепляясь за все подряд. Скосив глаза влево вижу заброшенный ангар, вправо – промзона. Не особо вдохновляет. Мрачно смотрю вниз - это лишь середина уходящей в небо лестницы…1

Совершенно неожиданно для себя 6 марта я оказалась на краю чудовищной высоты строения с намерением спрыгнуть.

Роупджампинг, или прыжки с веревкой – вид экстремального спорта. Команда RAPT занимается им с 2007 года и качество безопасности я ощутила еще до того, как приехала на объект: несмотря на множество желающих прыгнуть в заранее запланированный день (а ведь это серьезные деньги), ребята перенесли прыжки из-за ветра, наверняка потеряв несколько потенциальных клиентов. И эти усилия окупаются – команда может похвастаться отсутствием несчастных случаев и серьезных травм за все время своей деятельности.

Придя на место, я поняла, что дело не только в погоде. Объект «Труба» находится в Павловске, и представляет собой заброшенную ТЭЦ, труба которой – самая высокая в Санкт-Петербурге. Сейчас она не функционирует, как и стоящий рядом ангар, и используется сейчас только как трамплин для прыжков. Вокруг сплошь лежат, висят и натягиваются веревки. Сложные системы тросов, карабинов и узлов требуют предельной аккуратности и педантичности – организаторы держат марку: роупджамперы должны уйти домой живыми и сами.

На самой трубе все оборудование выглядит надежным, металл не ржавый, некоторые болты заменены на новые, а старые выглядят немногим хуже новых, в общем – нареканий не лестница не вызывала. Кроме одного – ее длины. Но что делать, лифта не предвиделось, и я пошла на приступ. Это оказалось весьма сомнительным удовольствием. Мне казалось, что по этой лестнице я ползла целую вечность. Делая паузу каждые несколько минут, чтобы отдохнули руки и, забываясь, откидывая голову, неизменно натыкаясь затылком на ограждение. «Вот для чего шлем нужен» – иронично заметил молодой человек, стоящий чуть выше с фотоаппаратом. На его глазах я и стукнулась последний раз перед тем, как наконец вылезти на площадку.2

Наверху – инструктор и девушка, которая уже готова к прыжку. Она легко поднялась на доску, с которой нужно прыгать, признается, что это ее первый раз и что она не ожидала, что будет так страшно. Ей не больше двадцати пяти, и встретив ее на улице, я бы никогда не подумала, что она может оказаться в таком месте: большие голубые глаза, почти детское лицо и стеснительная улыбка. Такие по паркам с томиком стихов бродят, а не адреналин на заброшенных объектах ищут. Но девушка, оттолкнувшись, прыгает. Зашуршали тросы, мне безумно страшно, и я не смотрю вниз, отворачиваясь. Но если она, такая маленькая и хрупкая, сделала это так легко, да еще и в первый раз, значит, и я смогу. Моя очередь.3

– Как тебя зовут?

– Даша. – Я горжусь, что смогла вспомнить свое имя в такой ситуации.

– Прыгает Даша, – сообщает в камеру фотограф, и направляет ее на меня. Взгромоздившись на доску, я резко вспоминаю, что боюсь высоты. Голова начинает кружиться, шатает, я не могу сделать дальше ни шага – а до края предстоит еще три. Фотограф предлагает свою руку, чтобы дойти, и я не в той ситуации, чтобы отказываться. Потихоньку, за ручку, я начинаю идти. Молодой инструктор Дмитрий терпеливо отвечает на мои нервные и глупые вопросы. Тем временем проходит минута. За ней еще несколько. И еще целая вечность.

– Чего ты ждешь? Проще не будет, к страху не привыкнешь.

Не могу сдвинуться с места. Придется признать, что инстинкт самосохранения, парализующий меня, я преодолеть не смогу. Прошу снять снаряжение, слезаю с доски. Кажется, это всё. Раскрасневшийся от долгого нахождения на ветру инструктор смотрит на меня с жалостью, но без сочувствия: так на убогих смотрят. Еще бы, этот человек прыгал с куда больших высот – именно команда RAPT установила новый мировой рекорд в 2010 году по глубине свободного падения с веревочной страховкой – 280 метров, это произошло в Норвегии. Здесь же, на самом высоком объекте в Санкт-Петербурге – «каких-то» 88 метров.

Дмитрий уже затягивает крепления у следующего:

– Покажи пример даме, не тяни с прыжком, – кивает он на меня. Смешливый молодой человек смотрит на меня – я нервно и вымученно улыбаюсь в ответ. Он – полная противоположность голубоглазой дюймовочки, что прыгала передо мной: высокий, брутального вида молодой человек, да и прыгает не первый раз, знает, чего ждать и не скрывает радости. Он забирается на доску и через несколько секунд прыгает. Как я смогу это сделать, если мне даже вниз посмотреть страшно? Я начинаю замерзать, все же наверху температура ниже, да и ветер хоть и слабый, но холодный. Мимо, где-то внизу, проезжают электрички, гудя. Чуть выше «Трубы» пролетают несколько птиц. Красиво. Невольно начинаю расслабляться и успокаиваться.

6

Дмитрий дает мне вторую попытку, но предупреждает – ждать будет только минуту. Потом мне придется окончательно спуститься на землю. Прозаично, по лестнице. Я вновь на краю. На ум приходят ассоциации с пиратской традицией пускать неугодных на корм акулам именно так – с доски. Внизу виден грязный, истоптанный ипподром, а поднять глаза выше – чистое небо, прозрачный воздух. Так оно и есть, вся грязь остается внизу. Тут, на высоте тридцати этажей, видно только красивое, чистое... Дмитрий начинает считать с пяти до одного, и я, абсолютно пустой головой, прыгаю. Крик оглушает меня саму, но закрыть рот я не могу еще несколько секунд. Внезапно свободное падение заканчивается и я начинаю раскачиваться на натянувшейся веревке, и эти минуты стоили того, чтобы прыгнуть. Из глаз льются слезы облегчения и счастья, я глуповато улыбаюсь и не могу остановиться. Я понимаю выражение «родиться заново».

4

Меня опускают и снимают снаряжение. Первым же шагом попадаю ногами в грязную жижу, оставшуюся от растаявшего снега, чую запах с ипподрома. Добро пожаловать обратно, на землю.

Фото Марии МИХАЙЛОВОЙ и из архива команды RAPT